Соловки заживут другой жизнью

Почти 20 лет Соловки жили без всякого генплана, что называется одним днем. За это время менялись руководители, а Соловецкое хозяйство оставалось в упадке, и будущее Соловков представлялось туманным. Необходимость генплана назрела давно. Но только в 2005-ом году им занялись вплотную, было множество вариантов, которые местных жителей не устраивали. И вот, в сентябре генплан наконец-то приняли. О значимости этого события и своем видении дальнейшего развития Соловков спецкору «НВ» рассказал глава муниципального образования «Сельское поселение Соловецкое» Алексей Ефипов.

– Алексей Александрович, вы так отчаянно боролись за свой пост, прошли через суды. Однако, хозяйство вам досталось проблемное, население инертное, обстановка напряженная, летом живете в палатке. За что боролись?

– Для меня доказать мою правоту было делом принципа. На мою репутацию пытались посадить пятно. После окончания подсчета голосов вдруг появились конверты якобы от моего имени с деньгами для избирателей и ТИК (территориальная избирательная комиссия) признала мое избрание недействительным. Именно так в РФ привыкли устранять конкурентов. После моего заявления в милицию и в УИК (Соловецкая участковая избирательная комиссия) с просьбой провести расследование, обнаружилось, что вменяемые мне нарушения не имеют подтверждения. Я отстоял в суде право на свое законное избрание.

Что, касается хозяйства, то, действительно, оно досталось мне с дырой в бюджете. Но самая большая трудность – поиск взаимопонимания с церковью, областной и федеральной властями, местным населением. При этом делопроизводство в ужасном состоянии, квалифицированных кадров не хватает. Жилой фонд настолько ветхий, что по мне летом удобнее жить в палатке. А снимать квартиру за 35 – 40 тысяч в месяц мне не позволяла зарплата. В туристический сезон цены слишком высоки.

– То есть палатка – не пиар, а суровая необходимость. Но неужели у вас такая низкая зарплата?

– Моя зарплата – 45 000 рублей. Кроме того, положенное мне крайне ветхое жилье я уступил фельдшеру с семьей, чтобы он не сбежал на материк. И все лето помогал ему ремонтировать дом. Кстати, уже холодно, и я переселился на зиму в пустующую ведомственную квартиру архангельского порта.

– А летом опять в палатку. Но главное сберечь фельдшера, ведь из врачей он у вас один. Болеть на острове нельзя. Людей жалко, беззубые ходят. В Архангельск на лечение не налетаешься…

– Кадровая проблема – самая серьезная на острове. Надеемся построить свою больницу и привлечь врачей. Уже проект есть. А пока временно будем приглашать врачей с материка. Сейчас на острове ведет прием зубной врач. В течение месяца наши жители смогут решить свои проблемы.

– Очень хорошо. Но вы сами терпите неудобства ради чего?

– Я знал, что принимаю проблемную территорию. Хотел помочь поселению. Опыт, энергия есть. И буду счастлив, если мне удастся оставить след в истории Соловков.

– Надеюсь не кровавый. Но в историю вы уже вошли и не только скандальным проживанием в палатке. В ваше правление наконец-то приняли генплан, над которым бились с 2005 года. Как прошли публичные слушания?

– Пришло всего 50 человек (Это из 800 живущих на острове). Вообще население у нас инертное. На отчет главы пять человек приходят. И, конечно, все настроены скептически.  Они уже десять генпланов видели. Вначале жителей планировали переселить на кирпичный завод, чтобы не мешать развитию монастыря. Никто не согласился. Заново перерисовали. Никто уже не верил, что генплан примут. Однако вариант, предложенный на этот раз, их устроил.

– Очевидно, принятие генплана принесет долгожданный мир на остров. И все эти сравнения с Валаамом, слухи о противостоянии церкви и жителей канут в историю. Не так ли?

– Надеюсь. Хотя противостояние ушло ещё несколько лет назад. Это раньше все думали, что монастырь выдавит жителей с острова. Сегодня монастырское начальство понимает: им одним не справиться с большим хозяйством. Ведь на острове есть и аэропорт, и школа, и гостиницы… Кто-то это должен обслуживать. Конечно нонсенс, что директор музея и настоятель монастыря – один человек. Но с другой стороны это решило проблему противостояния музея и монастыря. Да, и с одним начальником всегда легче договориться. А страхи о выселении местных жителей, как на Валааме, были надуманны с самого начала. Что касается принятия генплана – то это событие важно для продуманного долгосрочного хозяйствования на острове. И конечно, для большего доверия к власти. Однако генплан принят с тем условием, что здесь будут жить нужные специалисты. В идеале было бы создать на Соловках город мастеров. И потребуются, прежде всего, реставраторы памятников, мастеровые, музейщики.

– А что будете делать с «неподходящими» коренными жителями, уже имеющими невостребованные профессии?

– Так вопрос не стоит. Никого выселять не будем. Только направим развитие молодых в нужное русло. Я уже составил перечень кадров, необходимых монастырю и музею. Можно отправлять наших выпускников учиться необходимым на острове профессиям. И тогда они вернутся нужными специалистами.

– Но им потребуется жилье, а это для вас острая проблема. Как решать будете?

– По генплану запланировано строительство 15 многоквартирных двухэтажных домов и муниципального общежития для специалистов. До конца декабря подсчитаем конкретные расходы. В пяти домах, которые ещё военные строили, начнем делать капремонт. Фирма уже выиграла тендер. Главное, чтобы не исчезла, не доделав. Строить на острове вдвойне тяжело. Ведь сюда надо стройматериалы вовремя завести, логистику отследить и т.д. И всегда боишься, вдруг, столкнувшись с нашими трудностями, директор фирмы скажет: это не для меня. Буду с ним разговаривать, в глаза ему смотреть, не подведет ли. Примеры строительства на острове не утешительные. Когда-то администрация острова планировала решить жилищную проблему – построить 40 кирпичных особнячков, а построили только 9 на улице Флоренского. Отдали их сотрудникам администрации и музейщикам. Бывший глава МО снял с себя полномочия, но с коттеджа не съехал. Все коттеджи приватизировали, а их жители сменили работу и уехали жить на материк. Только летом приезжают. Ещё строили дома для руководителей, так называемое царское село. Но место выбрали неудачное – болото, дома покосились, подгнили. Так что будем учитывать неудачный опыт.

– У вас в поселке с 30-х годов сохранились бараки, где вместо унитаза – дырка, а за водой жители на колонку ходят. Это зимой-то в – 40! Есть ли надежда, что они доживут до достойного жилья?

– Все, кто живет в ветхом и аварийном жилье, получат новое. О сроках говорить рано. Вначале надо провести работы по измерению участков, составить кадастр паспортно-земельной застройки. И мы просим, чтобы смету на эти работы заложили в бюджет на 2012 год. А после предстоят публичные слушания. Это необходимо, чтобы начать строительство многоквартирных домов и жилья молодым специалистам. А потом уже будем планировать программу по расселению ветхого и аварийного жилья.

– Кстати, и в обычных домах нет горячей  воды…

– Наша электростанция вырабатывает много лишнего электричества, так что есть смысл перевести дома на электрическое отопление. Резервные генераторы у нас вырабатывают достаточно тепла и электричества для обогрева поселка. У людей в квартирах стоят бойлеры. А в новом жилом фонде будет горячее водоснабжение.

– И потом, у вас словно в первобытном веке до сих пор нет канализации, все нечистоты льются в Белое море перед монастырем, это небезопасно для здоровья, а мусор вывозится за поселок и равняется гусеничным трактором, дорог нормальных нет… И это, наверняка не все проблемы на острове.

– Я согласен. Безобразие, что нечистоты сливаются в бухту Благополучия. Проект канализации уже готов, причем строиться она будет по самым современным технологиям. Необходимы нам и очистные сооружения, они тоже учтены в генплане. Ведь в наших озерах – прозрачная, чистая вода, а мы загоняем её в ржавые трубы и выдаем населению в кран. Это смешно!

Если будет финансирование, построим и новые дороги, причем сохранив их исторический облик. Это будут мощеные дороги. Готов также проект нового аэропорта. Им уже занимаются инвесторы. Запланированы новые причалы, строительство заправочной станции для автомобилей и судов. Уже ведем переговоры о покупке двух небольших судов (до 70 человек) для перевозки туристов. У нас будет свой гидропорт для самолетов. Мы считаем, что на острове наиболее эффективна малая авиация. Судна на воздушной подушке, запланированные по федеральной программе, здесь не удобны в связи с торосами. Сегодня наша задача суметь разместить на Соловках одновременно до 3000 человек. Новых гостиниц по генплану не предусмотрено. Зато будут комфортабельные гостевые дома. На зиму запланировано пять заездов светских туристов. У нас есть, что им предложить из развлечений – рыбалка, прогулки на снегоходах.

– То есть вы хотите, чтобы туристы жили на острове. Однако власти Архангельской области, которым вы подчиняетесь, хотят иного. Они давно задумали устроить комфортабельный туристический комплекс на материке в деревне Летняя Золотица. Оттуда на Соловки планируются лишь однодневные маршруты. Наверное, поэтому по генплану на Соловках не предусмотрено строительство гостиниц. Огромные расходы по превращению глухой деревни в туристический рай уже заложены в федеральной программе, по крайней мере, дорога от Кянды до Летней Золотицы точно запланирована. А вы как относитесь к этому проекту?

– Я пока не вижу в нем перспектив. Если они хотят, чтобы туристы приезжали на Соловки на один день, необходимо создать на острове туристические услуги с европейским размахом, чтобы турист за несколько часов успевал «съесть красиво упакованную конфету» и уезжал довольный. А у нас до этого ещё очень далеко. Тем более никто не запретит посещать остров из Архангельска на самолете или по морю из Кеми. Да, и зачем туристу ехать 200 км до Летней Золотицы, если проще сесть на самолет. Тогда сам маршрут до Летней Золотицы и пребывание там должны быть ему настолько интересны, что он захочет потратить на это свое время, силы и деньги, а не лететь на Соловки напрямую.

– Так, когда же будет рай на Соловках?

– Дай Бог, чтобы в срок моего правления, то есть в ближайшие пять лет. Но по генплану преображение Соловков должно проходить вплоть до 30-го года.

Сейчас меня включили в группу по разработке федеральной целевой программы развития Соловков. Она пишется в соответствии с генпланом. Уточняются конкретные затраты. Уже прошли два рабочих совещания на эту тему. Параллельно готовится стратегия развития архипелага.

– Проекты грандиозные. Но все мэры рисовали радужные перспективы и рьяно брались за наведения порядка. А воз и ныне там. Что им мешало, как вы думаете?

– Самое плохое то, что поселение Соловецкое имеет статус деревни. И все налоги и поступления в бюджет проплывают мимо нас. Нам необходимо вернуть себе статус района или хотя бы округа, тогда налоговые поступления придут и к нам. И эти деньги будут тратиться на развитие поселка. Решим проблему правового статуса, тогда многие проблемы решатся сами. А пока музей – федеральный. Экскурсионное бюро – при нем, соответственно все деньги утекают в федеральный бюджет. Так что от туризма мы денег не получаем. Миллионные прибыли идут мимо нас. А ведь туризм едва ли не единственный источник дохода на острове. Отсутствие финансов связывает нам руки. Мы нашли выход, зарегистрировав на базе Дома культуры своё бюджетное муниципальное учреждение культуры (МУК). Там уже работает одно из его подразделений – туристический информационный центр (ТИЦ) – своеобразный бизнес-инкубатор, где предоставляет услуги туристическое информационное агентство, есть интернет для туристов и населения. Кроме того, на острове будет регулярно выходить газета, и будет своё радиовещание («Дорожное  радио» нам предоставит свое окно).

Мы уже договорились с нашими индивидуальными предпринимателями, чтобы они не прятались, а включались в нашу работу. Иначе они будут работать отдельно и платить непосильные налоги. Так что в ближайшее время мы сможем получать доходы от туризма.

– То есть вы хотите заставить платить налоги каждого, кто занимается туризмом на острове. Вы же лишаете их опоры, привычного заработка, ведь зарплаты тут крайне маленькие, надо же как то выживать.

– Но у нас не богадельня. Есть закон, по которому налоги на территории РФ обязаны платить все ЧП. Есть налоговая инспекция, которая рано или поздно ими заинтересуется. Другое дело, что даже если они захотят зарегистрироваться и официально стать предпринимателями, то все равно налоги будут платить не в поселение, а в Приморский район. Сюда вернуться сущие копейки. Но даже, чтобы зарегистрироваться, им вначале нужно уехать в Архангельск, а оттуда в Северодвинск, где они встанут на учет. И платить нужно каждый раз там. А это дорогие билеты и т.д. А ведь они работают всего три летних месяца, за которые они и налоги-то окупить не смогут. Так что опять же все дело в статусе поселения. Мы приглашали сюда налогового инспектора, который рассказал им, как легче зарегистрироваться и платить налоги по упрощенной системе, не выезжая в Северодвинск. Но проще всего им перейти под наше крыло. Мы будем платить за них налоги, а они в свою очередь будут давать нам финансовую поддержку на развитие муниципалитета. У нас уже было собрание с туроператорами, индивидуальными гидами, таксистами. Многие готовы работать с нами по договору.

– Кстати жители недовольны, что вы лишили их клуба. Кроме того, вы назначили главой ТИЦ скандально известного гида и писателя Олега Кодолу. Православные жители в письме Президенту Дмитрию Медведеву, премьер-министру Владимиру Путину и Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу требовали «не передавать поселковый Дом культуры ни Олегу Кодоле, ни кому-либо другому, кто захочет уничтожить местный очаг культуры и использовать это здание в целях личного обогащения…»

– Олегу Кодоле никто не передавал Дом культуры. Он – наемный работник и как гид тоже будет платить налоги в наш МУК. А клуб закрыли в связи с нарушением техники пожарной безопасности. Мы уже думаем о новом здании клуба для жителей.

– Организовав ТИЦ, вы создали конкуренцию уже имеющемуся музейному экскурсионному бюро, не создаст ли это новый очаг напряженности на острове?

– Мы просто собрали под свою крышу уже работающих индивидуальных гидов. Они будут проводить свои оригинальные авторские экскурсии с нетрадиционными взглядами. У Соловецкого музея свои познавательные экскурсии, основанные на результатах полувековых исследований Соловков, проводимых научным персоналом музея. Ещё есть паломнические экскурсии с посещением святынь Соловецкого монастыря и Соловецких островов. У туристов есть выбор, и это хорошо.

Позиция Церкви

Монастырь условий не диктует

Еще недавно в СМИ нагнеталось противостояние между Церковью и светскими жителями. У журналистов сложилось однозначное мнение: монастырь хочет запретить светским туристам пребывание на острове и прибрать к рукам туристический бизнес. Накануне общественных слушаний нового генплана я попросила директора Соловецкого музея-заповедника, наместника Соловецкого монастыря архимандрита Порфирия (Шутова) прокомментировать свое видение ситуации на острове:

– Генплан положит конец крайним позициям, и нам перестанут приписывать то, о чем мы даже не думали. Мы никогда не заявляли о том, что хотим вытеснить светских жителей с острова, а нам это приписывали. Мы не говорили, что на Соловках должны ночевать только паломники, а светские туристы приезжать лишь днем, ночуя на материке в деревне Летняя Золотица, где планируется создать туристический комплекс. Это Архангельской области планы, причем с их реализуемостью возникают большие вопросы. Необходимы многомиллиардные затраты, прежде всего на строительство дорог. Возможно, это и неплохой вариант для туристов, которые не могут жить без баров и ресторанов. Им хватит и нескольких часов пребывания на Соловках: сфотографироваться на фоне святынь, что-то получить для ума и сердца – и назад, в удобные для них развлекательные комплексы. Но такой проект пока представляется утопическим.

Я против туризма, который требует развития на Соловках соответствующей инфраструктуры – баров, ресторанов, ночных клубов. А культурный, познавательный, деловой или событийный туризм, как, например, фестиваль авторской песни «На Соловецких островах», мы готовы поддерживать.

Для нас важно все, что связано с развитием монастыря. И прежде всего освобождение святых мест – мест захоронения. На братском кладбище прямо на могильных плитах стоит дом 1939 года постройки. Конечно, его надо сносить, восстанавливать кладбище и храм, где в конце 20-х годов молились мученики. Такие вопросы решатся с помощью генплана. На острове должны быть условия, достойные для существования человека. Должны быть решены основные хозяйственные проблемы – строительство на острове канализации и водопровода.

Итак, откуда же взялся миф о противостоянии монастыря и светских жителей острова? Причина конфликта в экономике. Масла в огонь подлил губернатор Архангельской области Илья Михальчук. Именно он заявил, что проект Летней Золотицы, согласно которому светские туристы будут находиться на островах только в дневное время, а ночевать на материке, является совместным с монастырем. Хотя ни монастырь, ни РПЦ не заявляли о поддержке этого проекта. Создавать мощную транспортную инфраструктуру на Онежском полуострове с крайне низкой плотностью населения экономически нецелесообразно. Да и зачем такие затраты и сложности, если давно существуют естественные транспортные и географические связи Соловков с Карелией и Кемью? А вот зачем. Многомиллиардные проекты по освоению труднодоступных болотистых деревень Онежского полуострова сложнее контролировать, а значит, чиновникам легче закапывать деньги. Отличная возможность заработать по-крупному за государственный счет!

Еще один миф, что большинство населения на острове занимаются туруслугами. На самом деле большинство работают в бюджетной сфере: музее, школе, электростанции, больнице, МЧС, аэропорту. Сдача квартир и комнат, что делают практически все, не в счет. Всерьез туристическим бизнесом на Соловках занимаются всего несколько человек. Они содержат две гостиницы, занимаются продажей сувениров, частным извозом, морскими перевозками. Причем некоторые из них приезжают на Соловки лишь летом.

Мнения жителей

Выживаем добротой

Что касается светских жителей, то они не верят уже никому: ни монастырю, ни светской власти. «Сколько тут начальников было! Решают свои проблемы – и уезжают на материк. Последний, Лопаткин, особнячок приватизировал и уехал. Новый глава надоел уже со своей палаткой, все пиарится. А генпланов мы много всяких видели», – сетует местный житель Петр.

А вот что думает Анна: «Соловки – востребованное место. Едут сюда за верой, за вдохновением, за познанием. Поток туристический только увеличивается. Так что возможности заработать хватает для всех. Поэтому нет оснований для острой конкурентной борьбы. И все эти противостояния надуманны. Малоимущим монастырь всегда помогал продуктами и вещами. Сегодня его позиции на острове укрепились, и вполне естественно, что он хочет притянуть к себе турбизнес. Монастырь – большая организация. Нужны деньги на ее развитие. Это нормально. Так везде».

Сотрудник музея Татьяна считает: «Не сильно здорово, что во главе монастыря и музея один человек, хотя бы потому, что он физически не может уделять время проблемам музея… Монастырь – огромное хозяйство и требует большой занятости. Времени на диалог у отца Порфирия не всегда хватает. Но приходится принимать это как данность.

Да, мы живем на острове. Сюда надо завезти материалы, рабочих, поэтому все в разы медленнее и дороже, чем на Большой земле. Зимой продукты особенно дорогие, все завозится самолетом – отсюда такие цены. Яйца могут стоить до 100 рублей, в то время как в Архангельске 30 рублей! Литр молока зимой стоит 90–100 рублей. Треска – 280 рублей. Хоть хлеб печем сами. У нас 30% островитян зарабатывают на туризме. И дай им Бог! Ведь средняя зарплата на острове всего 10–12 тысяч и полностью проедается в магазине.

Дети мои выросли, на Большой земле живут. Зовут к себе. И вот этот самый шаг через море никак не сделать. Мне слишком дорога наша особая островная ментальность: мы же не городские и не деревенские. Хотя все знаем друг друга, но в душу не лезем. У каждого свой узкий круг друзей – свой остров. И жить в таком локальном закрытом сообществе нам очень вольно. Здесь нет страха за детей, потому что никакого криминала. И когда ребенок, такой открытый и доверчивый, приезжает в город, где нельзя ничего говорить прямо, где более жесткие отношения, другой ритм, – он теряется. Ведь он привык на острове к доброте. Здесь, на острове, поодиночке не выжить, только помогая друг другу. Я помню, как уезжала отсюда в Белоруссию, топала ногой и говорила, что «не вернусь в эту дыру». А там город меня душил. Потянуло обратно буквально через полгода. Я скучала по острову. По ночам снился шум моря. Скрип снега. Какая классная жизнь зимой! Можно выйти на улицу – и никого не встретить. Соловки зимой спокойные, могучие. И я поняла, что без Соловков мне не жить».

Подробнее: http://nvspb.ru