Соловки не для ленивых

Чтобы больше узнать и увидеть, здесь надо очень много ходить пешком.

Есть в России такие места, о которых знает практически каждый ее житель. К ним относятся и Соловки. Их надо постигать постепенно. С одного раза не получится: слишком богатая история – материальная, духовная, человеческая. Впечатляет здесь и природа. Соловецкий монастырский комплекс, обдуваемый свирепыми северными ветрами, далеко виден с Белого моря. Маковки церквей, шпиль колокольни, зеленые и красные крыши, взметнувшиеся над темно-серым поясом крепостных стен с островерхими башнями. Как сказочный остров князя Гвидона. Кажется, еще мгновенье – и зазвучит музыка Римского-Корсакова из оперы «Сказка о царе Салтане». Сердце замирает: какие чудеса откроются там?

Крепки монастырские стены

Знакомство с Соловками лучше всего начинать с монастырского комплекса. Это средоточие не только великолепных культовых и продуманных хозяйственных строений, но и своеобразная энциклопедия людей, оставивших свои имена и деяния Соловкам, православной России. На протяжении столетий в молитвах и телесных трудах вся жизнь архипелага организовывалась вокруг монастыря и подчинялась ему.

Когда в XV веке сюда пришли Савватий с Германом, которых почитают как основателей обители, на этой земле только репа давала урожай. Чуть позже Зосима, сын богатых родителей, расставшийся со светской жизнью, деятельно взялся за организацию монашеского жития. Но самый расцвет монастыря приходится на время, связанное с игуменом Филиппом (в миру Федором) Колычевым. При нем во второй половине XVI века проложили дороги, стали возводить каменные храмы, хозяйственные постройки, озера соединили каналами, чтобы сила текущей воды позволила наладить многие невиданные не только здесь, но и во всем Поморье производства. Его имя гиды постоянно упоминают практически на всех маршрутах. Он везде оставил свой созидательный след.

Жизнь тут текла обычным для обители чередом, но с сильным северным акцентом. Мельница, сушило, поварня, квасоварня, портомойня (хитроумное приспособление для стирки белья), переходы от храма к храму защищены мощными стенами от непогоды и пронизывающих ветров, которые дуют тут со страшной силой почти триста дней в году. Не проникали ветры и в тюрьму. Это заведение никогда не пустовало. В русские монастыри, как мы знаем, заточали не только разбойников с большой дороги, но и весьма важных особ. На Соловках томились вельможи, приближенные к многим царям. В некрополе монастыря покоится прах последнего кошевого атамана Запорожской сечи Петра Калнышевского. В момент нашего пребывания через постамент с его бюстом были перекинуты два полотенца с украинской вышивкой, а на краешке могильной плиты лежала свежая ватрушка из монастырского ларька. Этот заключенный провел здесь 26 лет. Когда царственная гроза над ним миновала, он отсюда не ушел и встретил в северной обители свой 113-й день рождения. Его бронзовый лик впечатляет!

Монастырь находится внутри мощных крепостных стен, их высота от 8 до 11 метров, а толщина доходит до 6 метров. За всю свою историю обители пришлось лишь один раз противостоять врагу с моря. В 1854 году, когда Россия вела войну против Турции, на нее ополчились союзники южной страны. Два шестидесятипушечных английских фрегата подошли на близкое расстояние, и девять часов кряду один из них палил по монастырю из всех орудий. Стены из крепких валунов выдержали натиск. Руководил боевыми действиями архимандрит Александр, в прошлом корабельный священник. Год спустя тот же фрегат снова подошел к монастырю, но уже с просьбой о пожаловании овец для оголодавшей команды. Переговоры вел все тот же священник. Умереть с голоду морякам не дали: овец на острове не водилось, на корабль поднялись бычки. На юго-западной стороне острова у кромки прилива в память о переговорах и однодневном бое покоится огромный плоский, как стол, камень с подробным описанием произошедших событий.

Рукотворные каналы

Нам повезло: плюс 18, почти полный штиль и чистое небо. Оно отражается в озерах и окрашивает их воду в ярко-синий цвет. С лодочной станции на семи лодках наша группа уходит на так называемый Малый круг. Это пять километров на веслах по каналам и озерам в глубь острова. Нашим плавсредством управляет московский бизнесмен Игорь. Он глава семейства, состоящего из жены Светы и семилетнего Федора, которое две недели путешествовало по Карелии, Соловки – последняя точка их маршрута. Свою машину с лодкой они оставили на стоянке в Кеми, а тут все исследуют ножками. К слову сказать, в Кеми у причала благоустраивается огромный комплекс с отелями, стоянками, кафе и магазинами.

Тем временем наша лодка уверенно рванула вперед и оставила далеко позади всю группу. Игорь поднял весла и замер: «Послушаем тишину». Щучье озеро небольшое, гладкое как зеркало, в которое глядится тонкоствольный лес по краям, на широких листьях раскрылись желтые кувшинки, чайки безмолвно режут воздух крыльями. Какая широкая тишина… Вдали виднеется указатель с красными стрелками: там начинается канал. Это узкое, в одну лодку, рукотворное сооружение. Его лесистые берега выложены камнями, уходящими под воду, на них поблескивают монетки. Тут надо идти, умело отталкиваясь веслом то с одной стороны, то с другой. Медлить и разглядывать грибы с ягодами на берегу некогда – может показаться встречная группа.
Снова озеро, снова канал, правда, пошире. Выйдя на простор, слышим предупреждение гида с последней лодки, чтобы шли строго по указателям, иначе можем попасть в «Губу дураков», из которой выбраться непросто.

Озерно-канальная система соединила 52 водоема Большого Соловецкого острова еще в XVI веке. Она обеспечила пресной водой монастырь, наполнила до краев углубленное монахами Святое озеро, а три канала под монастырем дали толчок механизмам мельницы. По водному пути иноки перевозили рыбу, дрова, сено для лошадей и быков. Коров и кобылиц на Большом Соловецком острове не было – не полагалось. Так повелел еще Зосима, чтобы не смущать монахов. Эти животные находились на другом острове архипелага – Большая Муксалма.

Валунная дамба

Путь на Большую Муксалму неблизкий: сначала грунтовкой через лес – пять километров в одну сторону. Так говорят гиды. Но мы уже заметили, что они дружно приуменьшают километраж, чтобы не заронить сомнение в душу экскурсантов. А так за разговорами, остановками в интересных местах отмахаешь незаметно гораздо больше. На Соловки по преимуществу едет зрелая молодежь, но немало людей почтенного возраста, некоторые из них посещают эти места с постоянной периодичностью.

У причала сели на катер и минут через сорок оказались у еще одного чуда архипелага – валунной дамбы. Она построена в 1865 – 1871 годах из того же строительного материала, что и многое на Соловках, – валунов, без техники, вручную. Через узкий пролив между двумя островами – Большим Соловецким и Большой Муксалмой извивается дорога длиной 1220 метров. Она соединяет отмели, выступающие в этом месте из моря, и имеет три сквозных сводчатых проема, чтобы морская вода свободно проходила во время приливов и тем самым не разрушала переправу, которая надежно соединяет два острова в любое время года. Здесь держали молочное стадо и птичник.

На Большой Муксалме растет танцующий лес: стволы низкорослых деревьев закручены, словно в дикой пляске. При вечернем солнце возникает ощущение, что вот там в густой листве притаились Баба-яга с Лешим, а за следующим поворотом они налетят с победным кличем.
На архипелаге, куда ни глянь – всюду камни. Это наследие ледника. Валуны серые, розоватые, черные от лишайников, иные сверкают алмазными искрами. И вдруг огромный, белый как сахар монолит. Словно привет с далеких берегов Греции. Откуда этот альбинос? Местный или чужестранец?

В 160 километрах от Полярного круга

Соловки у нас стойко ассоциируются с местом, где «двенадцать месяцев зима, остальное – лето». А ведь здесь еще в начале XIX века монахи выращивали арбузы, дыни, виноград и персики. Необходимую температуру для «южан» создавала горячая вода, шедшая по трубам от воскобелильного завода. В Ботаническом саду прижились деревья и кустарники из многих регионов Европы, Сибири, Дальнего Востока. Плодоносят бережно сохраняемые восемь яблонек, пышно цветут душистый жасмин, лилии, в открытом грунте рдеют огромные розы. Из редких растений прямо на территории продают лекарственные сборы и фиточаи. Но особенно впечатляет аллея из 130 устремленных в небо стройных лиственниц. Посажена она в 1933 году заключенными СЛОНа. В те горькие годы научные опыты здесь не прекращались. Когда принц Чарльз увидел этот самый северный в Европе Ботанический сад, он сделал воистину королевский подарок: выделил грант, на который несколько лет сотрудники Сада проводили исследования.

Как приятно было увидеть работающих в саду петербургских школьников: лицей № 239 методично осваивает собственную программу помощи монастырям и заповедникам, по которой из года в год десанты из старшеклассников трудятся в знаковых уголках Северо-Запада России.

Стремление украсить землю вышло за пределы Сада. Мы поселились в той части поселка, которая в конце восьмидесятых годов прошлого века должна была стать образцовой, чтобы впоследствии подобными строениями заменить все бараки. В десяти краснокирпичных коттеджах затейливой архитектуры на улице Павла Флоренского справили новоселье двадцать семей. Перед каждым входом разбиты цветники. У одного из них мы всегда задерживались, благоговейно любуясь буйным цветением роз и лилий. Подумать только, какая красота в 160 километрах от Полярного круга средь вод Ледовитого океана, к которому относится Белое море! Легенды о необыкновенном трудолюбии и упорстве монастырской братии живы. Бог любит работящих.
Сейчас на Соловках идет бурная реставрация. Работы на множестве объектов ведутся полный световой день. Но это, как говорится, другие чудеса.

В заключение хочу поделиться некоторыми наблюдениями с теми, кто планирует посещение Соловков. Путешествие это чрезвычайно интересное и недешевое. Ехать надо как минимум на неделю, чтобы успеть на многие экскурсии, а потом «пройденный материал» закрепить на взятом напрокат велосипеде. Можно, конечно, все за один-два раза объехать на внедорожнике. Только подобный марш-бросок вряд ли накрепко западет в душу. Вместо зонтика лучше иметь дождевик. Если ненастье обещает быть затяжным, ступайте немедля в музеи «История Соловецких лагерей особого назначения. 1920 – 1939 гг.» и «История Соловецкой школы юнг». Вчитайтесь в представленные документы. Вглядитесь в лица на фотографиях. Размышлений об увиденном хватит надолго. Пожалуй, на всю оставшуюся жизнь.

Надежда Хорхордина

Подробнее: http://www.spbvedomosti.ru